Пермская область
Туризм, отдых
Карты GPS

GPS Карты - Пермь Пермский край

купите gps навигатор, эхолот в нашем интернет-магазине
 Металлоискатели
 Клады
 Сплавы
Атлас в 1 см. 2 км. Генштаб в 1 см. 1 км. Генштаб в 1 см. 2 км.

Описания, рассказы, истории о сплавах по рекам Урала



Синдром Дороги

автор: Константин Лопачак

Очерк о путешествиях по реке Чусовой

А начиналось всё не самым лучшим образом. Один за другим от путешествия отказывались все мои потенциальные попутчики. Многих смущало то, что идти нужно в мае, когда и вода, и ночи весьма прохладны. Наконец дрогнул последний - проведя долгие и безрезультатные поиски лодок для своей семейной команды, он твёрдо остался дома. Зачем - то вспомнились не к месту слова из песни профессора Лебединского - "Я убью тебя, лодочник!". Конечно же, убивать никого я не собирался. Как и долго уговаривать тоже - я считал важным в попутчиках их понимание необходимости именно такого путешествия. Я же чувствовал, что должен пойти, и что не могу не пойти на Чусовую. Чтобы лучше понять мотивы, движущие мной, подумайте, зачем однажды паломник бросает свой дом и уходит в Мекку. Или зачем человек торопится на свидание с любимой. Так или иначе, но движущие мной духовные мотивы преобладали над голодом любопытства. Я шёл общаться с рекой, понять её Сущность, и получше узнать себя самого, хоть и на первый взгляд это может показаться странным.

Путешествие в одиночку могло закончиться по-разному, ибо одинокий путник в тайге рискует никогда никуда не вернуться - на то много причин. Ибо тайга есть тайга, диких зверей никто не отменял, да и стихия воды могла в любой момент сыграть странную шутку. Да ещё обнаружившаяся накануне сильнейшая простуда ничего хорошего не обещала. Но я знал, что пойду, и правы те, кто не пытался отговорить меня, считая все уговоры бесполезными. И вот ранним утром (или, скорее, поздней ночью) сверкающий фонарём электропоезд уносил меня с тёмной, неосвещённой платформы навстречу приключениям. Мне предстоял сплав по Чусовой.

Для сплава по Чусовой можно выбирать разное время - весну, лето или осень. Но следует помнить - река имеет преимущественно снеговое питание, и большая часть годового стока вод проходит именно в первых числах мая. При этом уровень воды и скорость течения выше, что позволяет пройти намеченный маршрут в короткие сроки. Я определил, что средняя скорость течения реки во время паводка находится в пределах от 6 до 10 км/ч. В середине июня наступает межень - период с минимальным уровнем воды. В это время перекаты на реке мелки, поэтому увеличивается вероятность зацепить дно, часто усыпанное камнями. Для надувного плавсредства это часто означает повреждение корпуса, ремонт, а то и купание в реке с потерей вещей. Летом придётся больше грести, для того, чтобы к вечеру куда-нибудь приплыть, потому что течение реки замедляется. Иногда в середине лета возникают непродолжительные паводки, после выпадения большого количества дождя. Причём дождь может быть за сотни километров от вас, в горах, потому что бассейн реки очень протяжён и обширен. Так или иначе, но о возможности неожиданного резкого подъёма воды нельзя забывать - иногда река уносила лодки, плохо закреплённые на берегу. Летом ночи, воздух, вода в реке становятся теплее весенних, появляются грибы - ягоды, можно позагорать и искупаться. В начале мая охотно купаются только "моржи", которых я тоже встречал. Осенью мне ходить по реке не приходилось, но, видимо, река очень красива, как драгоценный камень в оправе яркого осеннего леса.

Сижу. Плыву. Водные пейзажи сменяют друг друга, словно крутится плёнка. Интересно, что в самом начале пути из-за поворота реки возникает прекрасный храм, сверкающий на солнце золотыми куполами. Я не хочу думать, что это случайность - напротив, я уверен в том, что это светлое знамение. И вся предстоящая дорога будет проникнута ощущением духовности и единения с природой, а чем же ещё занимать мысли одинокому путнику, каковым я на самом деле и являюсь? И если человек действительно создан по образу и подобию божьему, то неужели не дано людям никогда не увидеть внутри себя ничего, данного свыше. "Найди в себе Бога" - говорю я простые слова самому себе, надеясь отыскать внутри своего сердца самые светлые и незапятнанные бытовыми трениями стороны. Что ж, это путешествие идеально подходит для такой работы - ведь и прежде нередко для этого люди уединялись в пустыне.

Первый день пути принёс мне 55 километров, и на ночлег я остановился в конце посёлка Староуткинск, на правом берегу реки, под красивыми соснами. В этом месте на реке начинаются острова. По большой воде я прохожу их всегда справа. В этот день я несколько огорчился тем, что прошёл очень малую часть своего маршрута, а на весь путь я назначил себе недельный срок, и опаздывать домой не хотел в любом случае, чтобы не волновались домашние. Поэтому, полагая,. что в нижнем течении реки скорость может быть меньше, я был готов закончить путь где-нибудь в Верхней Ослянке, откуда можно автобусом добраться в Нижний Тагил. Ещё я решил пораньше собраться утром, чтобы использовать большее время для сплава по реке (в данном случае, река является идеальным Преобразователем Времени в Пространство!). И вот, поёживаясь от остатков ночного холода и тумана, уже в 7 часов утра я сидел в лодке. И снова нескончаемая череда перекатов, скал, плёсов и замысловатых поворотов реки. Особенно запомнился участок пути перед камнем Максимовским, в этом месте на реке оказалось много подтопленных островов. Вода переливает через заросли кустов, и лодка зазевавшегося путника запросто окажется "отфильтрованной" этими кустами. Приходится многократно маневрировать влево - вправо, выбирая нужную водяную струю. Ближе к скале есть два пути - левый проток выносит лодку под самый камень, где вода с шумом образует большой водоворот (летом на этом месте отличный песчаный пляж), а правый проток, более прямой, идёт поодаль от камня, открывая красивый вид для фотографирования. Однако стоит чуть промешкать, и время для снимка будет безвозвратно упущено, потому что течение быстро проносит лодки мимо.

Вот и камень Печка. Первая из нескольких чусовских Печек, которую ещё называют "Львиная пасть" за явное сходство. Это означает, что позади осталась первая сотня километров речного пути. И подумалось мне - тысячи лет текла река эта. Именно она изрезала скалы и обнажила горные породы. И многие тысячи людей плыли так же, как я сейчас. И тысячи будут после. Зачем плывём мы? Есть множество книг, где об этом написано. Есть книги с ещё более невероятными сюжетами, есть видео, наконец - но нет, люди идут сюда, чтобы увидеть всё лично. Романтика? Скрип вёсел, плеск воды, мозоли на руках, не державших вёсла долгую зиму. Страшный холод по ночам, когда даже тёплый спальник не согревает, питание всухомятку продуктами недельной свежести, взятыми в дорогу. Солнечные ожоги лица и рук, когда слезающая с носа кусками сгоревшая кожа так напоминает кожуру сваренного в мундире картофеля. Что и говорить, турист - очень странное существо. И даже изначально иррациональное. Сказано - нет на планете больше белых пятен. Но тут же мучают вопросы - "А так ли оно, как пишут? А каким я его увижу? А я сам хочу полазить по скалам, побороться с силой ветров и течения!"

Скалы всегда поражают воображение, даже если прежде видел снимки, читал об их размерах. Но! Каждый раз неизменно охватывает трепет при встрече с ними. Чувство скал сложно выразить, это нечто готическое с колоритом гигантизма и древних веков. Скалы состоят из известняков всех оттенков, которые в древности образовались из отложений на дне Уральского моря. Потом слои камня оказались смяты и сломаны неведомыми горообразующими силами, и мать - Земля вознесла их высоко вверх, где живут облака и птицы. Непросто подняться со дна моря к облакам, особенно, если ты сам - камень. Но и это возможно! Это удалось пёстрым чусовским монолитам, и их рывок вверх тысячелетиями удивляет людей. Непросто писать об этом. "Кто ты такой, - заявляет властный внутренний голос, - Так ли ты велик, чтобы писать о мире каменных исполинов и рассуждать о их судьбе? Они появились тогда, когда даже предков твоего народа не было в самых фантастических проектах!"

Да, я не могу не согласиться с этим. Но, если мы перестанем думать о непостижимых и великих вещах, мы рискуем сорваться в бездну мелкого и низкого. Пройдут мозоли от вёсел, жар русской бани избавит тело от последних следов ночного холода и освободит душу от утренней сырости. Но останутся прекрасные воспоминания о чудесной русской реке, подарившей путнику с обветренным лицом, но открытым сердцем, незабываемые впечатления.

Приходит из памяти величественная песня "Славное море, священный Байкал…" - по сходству горно-таёжного пейзажа. "Славный корабль, омулёвая бочка…" Это очень похоже на резиновую лодочку, теперь стремительно несущую меня вниз по реке, ну, хотя бы размером не сильно отличается. "Вниз по реке" нужно понимать буквально - почти всегда падение реки заметно на глаз, и вода не просто течёт - она опускается вместе с руслом. И эта река за столетия выковала особый тип людей, здесь живущих. По пути я встречал людей - все они разные, но в лицах местных жителей угадывается нечто общее, что видел ещё Мамин - Сибиряк, человек наблюдательный и мудрый. Наверное, это называется Самобытность. Мне трудно представить здешних людей, орущих и трясущихся на пьяной дискотеке. Картина получается нереальная. Да, конечно, жизнь меняет и этот край. Постепенно уходит старый, патриархальный жизненный уклад, уходит навсегда, вместе с древними чусовскими избами, каких нет нигде более. Они ещё остались, но их всё меньше, и я с грустью каждый раз понимаю это, сплавляясь вниз по реке. В строе жилища воплотилось совершенство, созданное мудрыми руками сметливого и не всегда неграмотного русского крестьянства. И это логично, потому что и климат в этой местности иной, чем где-нибудь. Горы высоки не настолько, чтобы укрыть от всегда холодных ветров, зимы очень снежные - я удивился, приехав сюда однажды зимой, увидев трёхметровый (!) слой снега. А местные жители заметно отличаются от туристов, во множестве сплавляющихся по реке. Первый раз - одеждой, у местных она проще и не столь яркая, но не менее практичная. Второе отличие - в манере говорить, местные, на мой взгляд, молчаливее. Третье отличие менее заметно, но более существенно. Это образ мышления и восприятия мира.

Спустя время, на повороте реки появляется камень Пещерный, в котором есть пещера, доступная для осмотра. Приближаясь к этому камню, слышишь шум воды, очень похожий на грохот поезда - около реки из камня с силой вырывается подземный поток, в паводок несущий очень мутную воду.

Снова пёстрой лентой вьётся река, сменяется череда самых причудливых скал и самой глухой тайги. Одно приметное место может затруднить дорогу - Илимский плёс. Это широкий, длиной в несколько километров участок реки, которая течёт на запад, перед бывшей деревней Илим. В этой местности преобладают западные ветры, поэтому почти всегда сильный встречный ветер затрудняет движение лодок. Наконец, на левом берегу появляется камень Илимский, под ним заметен фундамент древней демидовской пристани. Раньше здесь, на пологом берегу при впадении речки Илим была деревня, теперь же о ней напоминают большие поляны, да чудом уцелевшие останки деревянных строений. Становится печально, ибо душа грустит о умерших чусовских деревнях. Сколько их ещё будет дальше, вниз по реке? На их месте только поляны, да немногие оставшиеся вещественные свидетельства - то несколько фундаментов или брёвен, то заросшая дорога на берегу, или давно размытая вешними водами деревенская плотина. Что ж, таковы приметы современной России, страны великой и забытой, роскошной и нищей одновременно. История хранит имена каждой умершей деревни - Волегова, Кашка, Усть-Серебрянка, Романова, Кумыш, Луговая, Коноваловка… Возле последней, у устья реки Сылвицы, остались каменные опоры моста, который начинали строить в 1915 году, планируя возведение Коноваловского лесопильного завода. Строительство было остановлено в 1916 году, а каменные опоры, практически не тронутые временем, стоят и по сей день, как несостоявшийся полёт инженерной мысли и талантливых рук русского мастерового люда. Временами глаз встречает на берегу старые деревенские погосты - они обычно остаются, хотя и давно исчезли те деревни, в которых жили эти люди. Грустные мысли навевают места эти, особенно если на каждом шагу здесь исконно-уральские, угрюмые горно-таёжные пейзажи, коими не раз восхищались писатели, художники, фотографы, кинорежиссеры и просто туристы в огромном множестве. Я не знаю других таких мест, где бы можно было снять фильмы "Угрюм - река", "Демидовы", "Ермак"… Это тот случай, когда неписаная красота природы руками художника переливается в душу людей, становясь частью народного самосознания, и делая всех нас, хоть немного, но лучше и чище. Мне рассказывали, что когда фильм "Угрюм-река" показали африканским бушменам, они не поверили тому, что показано на экране. "Это невозможно - говорили они, - чтобы в одном месте были собраны такие несметные богатства, в таком огромном количестве - вода, камень и древесина!"

Четвёртый день путешествия начался недалеко от деревушки Нижняя Ослянка, холодно - молочным рассветом. Наскоро перекусив и сложив палатку и рюкзак в лодку, отправляюсь в путь. До конца моего путешествия - города Чусовой осталось по воде 107 км, и, если мне повезёт, уже вечером поезд понесёт меня домой.

И - о, чудо! - буквально на околице Нижней Ослянки вижу бобра! Сначала не поверил своим глазам - в моём понимании бобры водятся где-нибудь в тайге и в глуши, но никак не в деревнях и среди людей. Потом пригляделся - мех гладкий, блестящий, чёрный, как смоль, сзади у него широкая хвостоласта. Бобр посмотрел на меня, потом беззвучно ушёл под воду. Через минуту вынырнул в том же месте, и улёгся на берегу, греясь в первых лучах восходящего светила. Я вглядывался и удивлялся, а лодка тем временем уносила меня вниз по реке. А потом я подумал - "Глушь - это и есть этот край". И тайга здесь не сказочная, типа диснейлендовской или фанерно-потёмкинской, а самая реальная, да не смутит вас десяток домиков на берегу. Все равно - это глушь, "пикуля", как сказала бы моя дочь. (Впрочем, из её слов следует, что всё, что менее областного центра, должно называться "пикулями". Но это тема отдельного разговора.)

Скоро река ударяется о камень Омут, и сильная струя от камня пересекает пол-русла. Отсюда не менее сотни километров путь реки лежит на север, и лишь временами река уклоняется к западу или востоку. Всё чаще на берегах и в лощинах встречаются сугробы снега, остатки седой и суровой уральской зимы. Теперь путь реки проходит через предгорья Урала, по восточному склону хребта. А в этот год высота снежного покрова здесь была особенно большой; в то же время в Зауралье снега выпало вполовину меньше обычного.

Этот поход многие могли бы назвать необычным, я же называю это "нетрадиционный туризм". Я не брал с собой в путешествие топор, потому что не собирался ничего рубить. Я не разводил костров, потому что это требовало времени, которое у меня полностью уходило на дорогу или сон. Мой путь можно назвать экологическим туризмом, потому что природе не было нанесено ни малейшего вреда или загрязнения. Все колышки для палатки были многоразовыми и алюминиевыми, а в качестве опоры для палатки использовались заранее подогнанные в размер вёсла. Мягкая постель состояла из той же надувной лодки, баллоны которой стягивались вместе и слегка стравливались для мягкости - не надо рубить, как делают иногда, еловый лапник под палатку. От сырой земли палатку отделял слой полиэтиленовой плёнки. Для эффективной теплоизоляции поверх лодки также я стелил два слоя полиэтилена. Спать приходилось в тёплой одежде, укрываясь одеялом. Поверх одеяла я клал лист укрывного воздухопроницаемого нетканого материала "Агрил", накрываясь им с головой. Он позволяет дышать и сохраняет тепло. Спать у горящего костра хоть и интересно, но всё же за огнём должен кто-то присматривать. Я же шёл по реке один, уставал за день на вёслах (по 14 часов в сутки), и остро нуждался в отдыхе и сне, используя ночные часы. Если кто не знает - плыть в темноте опасно! Я говорю это с уверенностью, потому что и днём-то - как Бог приведёт, да ещё и историй наслушался от людей ходивших. Ну, взять хотя бы высоковольтные провода, натянутые через реку, и местами провисшие до самой воды. Говорят, однажды турист уснул на плоту, а проснулся уже плывущим по реке, но без плота и вещей. Я видел, как ветки дерева, склонившегося низко над водой, способны лишить путешественника всех вещей сразу. Точно также, не следует подниматься на скалы, если нет твердой уверенности в безопасности. Спускаться многократно труднее. Особенно после дождя, когда скалы становятся очень скользкими. Однажды, поднимаясь по скале, я, подняв ногу для очередного шага, так и замер - на том месте, куда я собирался шагнуть, на солнышке грелась большая гадюка! Змеи обычно не агрессивны, но если их напугать, а быстро удрать им не удалось - укус обеспечен. Однажды помню, и ходил-то по скале минут пятнадцать, но, спустившись, собрал на одежде пять клещей. Помните, что энцефалит никто не отменял, и он опасен, независимо от наших знаний о нём, или нашей отваги. Однажды, дойдя до Кына, разговорился с местными жителями, и мне рассказали, что сами они в лесу стараются не появляться в месяцы, когда клещи особенно активны - то есть с марта по июнь. Я же старался лишний раз не шарахаться по кустам да травам, понимая, что бережёного и бог бережёт. Как-то встретил путешествующую по реке семью - муж, жена и сынишка, шустрый любознательный мальчик лет восьми. На другой день увидел их снова - быстро плыли по реке, к Кыну. Спросил, что случилось - оказалось, мальчик получил отравление, пока играл с дудкой, вырезанной из большого полого стебля. На Урале дети иногда делают себе такие дудки из большого зонтичного растения, которое называют "пикан". На этот раз не повезло - мальчик вырезал дудку из стебля цикуты (вех ядовитый). К сожалению, в моей аптечке не было ничего, что помогало бы в таком случае. К счастью, Кын находился рядом, и это вселяло надежду. Да, на Чусовой встречаются и ядовитые растения - лучше, если каждый турист имеет о них представление.

После посёлка Кын расположено ещё несколько "камней" - Стеновой, Мултык и Востряк. За Мултыком не успел вовремя заметить стоячую волну - и в лодку через борт влетело ведро воды - холодной, и, как ни странно, очень мокрой. "Замултылил", значит, Мултык. Ругнул себя за то, что прозевал и не поставил вовремя лодку носом навстречу волне, да поплыл дальше.

Востряк - последний камень, сложенный известняками - дальше, на протяжении 30 километров, все скалы на Чусовой состоят из тёмных, буро-зеленоватых песчаников. Далее, за устьем реки Сылвица, камни снова становятся белыми и состоят из пластов известняка. Пришла в голову красивая фраза - "А закончится твоё путешествие, когда белые скалы потемнеют, а тёмные потом снова станут белыми!". Звучит несколько возвышенно, напоминая пророчества из Священных Писаний.

Удивительно, но, чем дальше я плыл, тем больше была скорость течения, и тем больший объём воды проходил по реке. Перед посёлком Усть-Койва встречается скала Дыроватые Рёбра (прежнее название Филин) с огромной карстовой аркой, какой нигде более я не видел. Это вообще нечто своеобразное и незабываемое. Однако находиться под этой скалой долго не следует, потому что происходит саморазрушение скалы, и падают сверху камни. Особенно в сырую погоду. Река Койва, берущая начало севернее, в Уральских горах, представляет серьёзный интерес для туристов - водников, это маршрут 4 категории сложности. В верховьях Койвы находили алмазы - даже для Урала это редкость. Койва - горная река, и она несёт с собой адреналин необузданного горного потока. Всем, кто не боится риска. Я же, проплывая по Чусовой, видел, как Койва вынесла в Чусовую множество сучьев и даже целые стволы деревьев с корнями. Сама Чусовая, приняв столько вешней шальной воды, ощутимо набирала энергию. Стали попадаться сильные водовороты, а на перекатах высокие стоячие волны. Река становилась шире, и ветер вытворял нечто необъяснимое - он достиг ураганной силы, и, куда бы ни повернула река, всегда дул против течения. Это создавало серьёзные трудности для меня, так как я сплавлялся на одноместной резиновой лодке. Эта лодка имеет крошечные вёсла - "гребки", которыми против ветра не выгрести. Плюс большая парусность самой лодки. Плюс ещё одна малоприятная особенность, о которой хочется сказать особо.

Стоит только поставить лодку поперёк течения, как вода перехлёстывает через борт. Разумеется, если скорость течения под лодкой велика. Причём ещё возникает впечатление, что борт лодки как-то ныряет под воду; видимо, так оно и есть - действие сил гидродинамики, плюс боковое давление ветра… Один раз, когда под сильным ветром, лишающим возможности маневрировать, лодку внезапно бросило в неожиданно разверзшуюся пасть водоворота, я едва не вылетел из лодки. Удержался чудом, потому что быстро среагировал и наклонился к противоположному борту. Но пара вёдер воды успела влететь через ушедший вниз борт. Отсюда правило - следует всегда, находясь в лодке, иметь под курткой надетый спасательный жилет. А ещё неплохо бы привязать лодку к поясу веревкой, метра 2-3. Да вообще держать все вещи привязанными к лодке, на случай, если перевернётся. Лодка-то не затонет в любом случае, что не скажешь о вещах.

Потом я встретил туристов - сплавщиков на вокзале в Чусовом, их легко узнать по красным, загоревше-обветренным лицам, да обилию баулов с вещами. Разговорились, они шли по Койве, со станции Тёплая Гора Свердловской железной дороги. Они подтвердили, что поставить лодку поперёк потока - практически самое худшее, что можно придумать. Сами они были тоже из Нижнего Тагила, с Вагонки. Тоже не без приключений - ночью у них оторвало и унесло одну из лодок, нашли потом, к обеду, полузатопленную, под кустом, и без вещей. В переводе с коми - пермяцкого "Кой" означает "брызги", "Ва" - "вода".

Оставляю вещи в камере хранения. Несколько часов до поезда. Пью из пакета фруктовый сок, быстро восстанавливающий тонус организма. Захотелось подняться на один из холмов, которыми изобилует Чусовой. С вершины холма - панорама города, частично подтопленного разыгравшейся рекой. Ветер срывает дыхание, наваливаясь упругой стеной. Оборачиваюсь лицом к затаёженным горным кряжам, среди которых угадываются петли Чусовой. Ветер, чуть не перевернувший мою лодку несколько часов назад, теперь приносит не только упругий воздух - на этот раз в нём что-то очень торжественное - это вкус моей победы. Проникаюсь торжественностью момента, медленно поднимаю руки над головой, сплетаю в замок пальцы - мои руки образуют кольцо надо мной. Теперь это моё Кольцо Власти. Теперь я стал роднее этим горам, реке, этому воздуху, который лучше вдыхать, чем читать о нём. И это не просто красивые слова. Это Жизнь. Иногда, после возвращения из путешествия, меня спрашивали, вспоминал ли я о Боге. Я надеюсь, что в этом рассказе я ответил и на этот вопрос.

© 2007- DMS Карты России для GPS навигаторов Garmin