Пермская область
Туризм, отдых
Карты GPS

GPS Карты - Пермь Пермский край

купите gps навигатор, эхолот в нашем интернет-магазине
 Металлоискатели
 Клады
 Сплавы
Атлас в 1 см. 2 км. Генштаб в 1 см. 1 км. Генштаб в 1 см. 2 км.

Описания, рассказы, истории о сплавах по рекам Урала



Занесенные снегом

автор: Н. Самойленко

СПЛАВ -УСЬВА.
3-9 мая 2007 г.

Руки в зеленке, нос облез, рожа красная, глаза опухли - кто это?

Это я. Вчера вечером вернулись со сплава. Утром на работу. Думала, спрячусь за монитором, отосплюсь. Ага! На столе стопка скоросшивателей дожидается. Буковки все вроде знакомые, но читаются с трудом. А тут еще соревнования по дартсу. Какой дартс? Руки трясутся после весла. Мимо зеркала пригнувшись пробегаю.

Не без труда вспомнив пароль, включаю "комп", и начинаю восстанавливать в памяти наш героический (не побоюсь этого слова) поход.

3 мая

Солнечное прохладное утро. Собирались во дворе конторы Славы Муртазина. Нас восемнадцать человек. Транспортных средств для нашей поездки два: старый ржавый автобус и полноприводная "Газель". Половину автобуса закидали вещами и тот сразу просел.

На парапете уже накрыли "поляну", как говорится, "на дорожку". Валера Николаев, шурша листочками, которые похожи на древние папирусы, проводит оперативку. Пытаюсь выяснить у Николаева, кто на нашем катамаране четвертый - молчит, как партизан - не к добру это.

Расселись и поехали. Водитель хотел порадовать пассажиров шансоном, но тот заглох под наше ржание.

Продвигаемся на север, снега в лесу как-то подозрительно прибавилось. Остановились в придорожном кафе, пообедали и размялись. Едем дальше, снега все больше. Пока на очередной остановке происходила "перепись населения", я лепила маленького снеговика. Валера решил внести свой вклад в историю скульптуры, после чего половая принадлежность снежного человека не вызывала никаких сомнений - мальчик, перебравший "Виагры".

Дорога через перевал оказалась совсем заснеженной. Автобус все время подбрасывало на неровностях. Водитель начал нервничать - бензин у него заканчивается. В Медведке пришлось рыскать по дворам в поисках горючего. Наконец, какой-то водила расщедрился, налил канистру, и мы поехали дальше.

Вечерело. Вот и Средняя Усьва. Мост. Да не тот. Пока искали нужный мост, сто раз разворачивались на узкой размокшей дороге. Водитель уже впал в истерику: бензина нет, восемнадцать нетрезвых придурков сами не знают, куда им надо, а ему еще домой ехать. Наконец мост нашли. Выгрузили вещи. Мой рюкзак оказался весь измазан горчицей, но это становится понятно, когда принюхаешься, а так даже взяться за него страшно.

Мелькая грязными покрышками, наш автобус скрылся за поворотом, уносясь прочь из этого забытого Богом места.

Расшвыряв снег ботинками, палатки ставили практически на дороге. Я за лапником в лес сходила, может, не так сыро спать будет.

Сварили ужин. Ну, здравствуй, тушенка! В тарелку крупный град падает. Спать хочется, укачало видно в автобусе.

-- Завтрак в 7. 21, - объявил Адмирал

О, Нет! Наш катамаран - дежурный.

Надев на себя все теплые вещи, включая шапочку, влезаю в спальник. Из соседней палатки уже слышен дружный храп Андрея Махова и Игоря Ошуркова (надеюсь, не Лены). По тенту зашуршал то ли дождик то ли снежок. В голове мелькнула предательская мысль: "И занес же меня черт так далеко от теплой постельки и мягкой подушки".

4 мая

Раннее утро, вода в реке искрится на солнце. Варю рисовую кашу под чутким руководством окружающих. Вода, рис, соль, сливочное масло, сгущенка. Пока металась в поисках открывашки, Валера показывал мастер-класс: вскрывал банки со сгущенкой топором. Я вам скажу: ни одной открывашке не снились такие ровные крышечки.

Николаев, наконец, раскололся: с нами на катамаране пойдет Люба.

На берегу идет сборка четырех катамаранов. Катамараны все новые, красивые. Еще в нашей флотилии имеется байдарка. На ней идут Костя и Евгений Михалыч. Вид у байдарки заслуженный. Евгений Михалыч говорит, что ей в сентябре 26 лет стукнет. Самому Михалычу раза в три, наверное, больше.

Небо постепенно затянуло облаками. Сначала полетели редкие снежинки, потом повалил снег крупными хлопьями. Красиво!!! Так и хочется сказать: "С Новым годом!".

Примотав к рамам рюкзаки и разную поклажу, катамараны спустили на воду. По воде шуга плывет. От снега сразу промокли насквозь перчатки. Жилет надут, сапоги расправлены, в кармане дежурная фляжка с "клюквянкой" - можно отчаливать.

Определив порядок следования, Адмирал командует отплытие.

Оттолкнувшись от берега и опустив в воду весло, понимаешь: "Вот ОНО! Началось!".

Река извилистая, деревья нависают. Берега завалены ледяными-торосами. Течение медленное, река еще не наполнилась - снег в лесу не тает.

Время к обеду. Снегопад закончился. Река резко повернула влево. Но на самом деле русло было перегорожено огромным упавшим деревом, и мы попали в левую протоку, а там затор. Поперек протоки лежит дерево, а к нему прибился лед, бревна и всякий мусор.

Катамараны пристали к берегу. Михалыч с Костей на байдарке быстренько почесали вверх по течению, пока в затор не засосало. Адмирал пошел в разведку.

Выход один - тащить катамараны через лес, обходя затор. Хорошо, что снега в лесу много, можно толкать их, как санки. Ноги только проваливаются. Впереди двое с топорами просеку делают, остальные тащат. В одном месте пришлось переворачивать катамаран на бок, чтобы между деревьев пропихнуть. Только катамаран капитана Серикова и байдарка ушли вверх к правой протоке, где перебрались через упавшее дерево, и оказались на правом берегу. Остальные три катамарана - на левом. Берег обрывистый, высокий и сразу "расческа". Никакой возможности отчалить с этого места.

Первый катамаран сбросили с обрыва с Вовой Касьяновым на борту - на пробу. Вова удержался, повезло. Причалил к правому берегу и ушел чуть ниже по течению. Андрей Махов бросил ему трос, чтобы за него катамаран обратно к левому берегу подтянуть. Вова поймал трос и обмотал вокруг толстенной березы. В ответ он услышал выразительный мат с левого берега. Один конец троса у Махова, другой на стволе закреплен. Ну, разве что белье развесить можно.

Дальше работали по следующей схеме. Сбрасывали с обрыва катамаран в воду, закрепив на нем один конец троса, другой конец перебрасывали на правый берег Ольге. Она уводила катамаран по траверсе вниз по течению, где берег становился пологий с нашей стороны, и бросала трос обратно. Мы подтягивали катамаран к себе.

На все это ушло почти два часа. Пришлось перекусывать бутербродами, и идти дальше без обеда.

Не успели отдышаться после "прогулки" по лесу, как опять наткнулись на "шлагбаум". Спешились и протащили катамараны берегом, подкинув на песок снега для лучшего скольжения. Михалыч с Костей пытались проскочить над упавшим деревом, но байдарке разгона не хватило. Тоже пошли в обход.

Восхищенно смотрела, как Евгений Михалыч вылезая из байдарки, встает по колено в ледяную воду в кедах. Лишь позднее я узнала, что на нем резиновые "колготки" по самые "подмышки".

Солнышко выглянуло ненадолго.

-- Какая красивая природа, елки. Вот росли бы пальмы, и что хорошего? Да? - Это Люба делится с нами своими умозаключе ниями.

Не согласиться с ней невозможно.

То и дело взмывают с воды утки, подпуская нас довольно близко. Над рекой кружат ястребы.

-- Наверное, у них где-то рядом птенцы? - предположила Люба. - Или они их еще не вывели? Когда они птенцов выводят? А? Валерий Анатольевич, когда у них свадьба?
-- Вчера была, - отозвался Валера.

Люба всю дорогу развлекает нас разговорами, роется в рюкзаке, и кормит "Гематогеном".

Подыскав более менее приличное место для стоянки, встали на ночевку. Устали и проголодались. Палатки поставили под большими елями, накидав побольше лапника.

Варим ужин из двух блюд. Суп из пакетиков, с картошкой и тушенкой, на второе - макароны с тушенкой. На столе, кроме того, сало, лимоны, колбаса, чеснок и водка. Кажется я нынче с "клюквянкой" прокололась, маловато будет.

5 мая

День печати!

Ночью не замерзли, хотя шел снег. Все вокруг белое, на катамаранах сугробы. На пеньке у костра нашла заиндевевший капюшон от моей куртки, который накрепко примерз.

После завтрака пошел дождь и, похоже, будет лить весь день.

Выкопав из-под снега катамараны, надеваем спасжилеты и накидки. Надежды на хорошую погоду исчезают.

Люба пытается обернуть свой рюкзак куском полиэтилена. Он все время выскальзывает из-под нее. Иногда она берет в руки весло и водит им по воде.

-- Люба, можно и посильнее веслом грести, - подбадривает Валера.
-- Но ведь это должно быть красиво!

Берега все в снегу. На горном хребте с правой стороны массивные камни похожие на дома - Еранина деревня.
Впереди Сухие Пороги, которые тянутся несколько километров. Люба занервничала, у нее рюкзак "куда-то уехал".

-- Валерий Анатольевич, я волнуюсь, впереди "порог", а у менярюкзак сполз.
-- Не надо волноваться, Люба, все будет хорошо.

Пришлось остановиться на 5 минут, пока Люба перевязывала веревки. Отсюда уже хорошо слышен шум "порога". Остальные прошли вперед. Усадив на катамаран успокоенную Любу, догоняем своих и врезаемся в пучину.

Идем через "порог", Люба песни поет, весло рядом лежит.

-- Я хочу бури! Валерий Анатольевич, а когда же будет буря?
-- Скоро, Люба.
-- Какой-то порог маленький, - расстраивалась Люба, теребя полиэтилен и ковыряясь в рюкзаке.
-- Люба, мне очень нравится, когда вы хлопочете по хозяйству, говорит Валера.
-- Мне взять весло?
-- Ни в коем случае, Люба!
-- Гематоген хотите? - угощает Люба, снова роясь где-то в карманах.

Дождь все льет. За нами идет катамаран капитана Махова, на котором во весь рост стоит Вова и пытается напялить накидку от дождя. Одевает он ее, конечно капюшоном вперед и стоит как пугало посреди реки, руки в стороны, вместо головы мешок. Обе Лены (Левая и Правая) на него ругаются: мол, и так на волнах качает, а Вова еще добавляет.

К вечеру дождь усилился. Берега все в торосах, в лесу снега по колено. Выбрали для ночлега берег повыше. Быстрее натягиваем большой тент. Используя весла в качестве лопат, раскидываем мокрый, слежавшийся снег. Через полчаса расчистили под тентом большую площадку. Раскопали места под палатки. Запалив костер и нодью, сушимся и варим ужин.
Под тентом на столе пришлось поставить шест, чтобы вода не скапливалась в середине.

Провозгласили тост за здоровье всех нас. Только я кружку подняла, шест вывернулся и прилетел мне на голову, прямо в пробор. Пришлось идти в палатку оказывать себе первую помощь.

6 мая

Глаза не открываются никак - опухли от дыма. На лбу шишка. Вылезаю из палатки в свежий сугроб - ночью снег шел.
Позавтракали гречневой кашей с тушенкой. Запасы водки стремительно истощаются. Тент от палатки еле свернули - лед намерз и пальцы не гнутся. Соорудив еловые веники, сметаем с катамаранов снег.

Отчаливаем "по расписанию" - в 9. 47. Вокруг зимняя сказка. Заснеженные ели, белые берега. Холодно и пасмурно. От сырости и ветра спасаюсь резиновыми перчатками и накидкой.

Очередная "перепись" нашей флотилии выливается в несанкционированный Адмиралом разогрев у костра. Но Валера жестко пресек проявление человеческих потребностей и скомандовал отплытие.

Снова идем, подогреваемые лишь ожиданием скорого обеда.

Встаем на левом берегу на небольшой "косе". Валера разрешил развести огонь, чтобы погреться. Потом решили, что и пообедать уже можно. Стали готовить еду. Михалыч с Костей на байдарке вперед улетели и не знают, что мы остановились.
Послышался мерный гул. Вверх по течению идет катамаран с мотором. Причалили к нам. Разговорились: идут из Коуровки через Чусовой к горному хребту Басеги. Мы Басеги так и не увидели из-за снега.

Среди них обнаружился Любин знакомый, у которого она взяла телефончик. Похоже у Любы знакомые по всему белому свету.
Спрашиваем, не видели они нашу байдарку? Говорят, что видели километрах в двух ниже по течению, предлагали подбросить, но наши отказались.

Рассказали, что в Безгодово водки нет: выпили за праздники, но ближе к 9-му мая должны подвезти. Похоже, нам потребуется серьезная дозаправка. Вся надежда на магазин в Безгодово.

Тем временем накрыли стол, налили согревающего (дежурные раскололи все-таки кого-то на водку). Пахнуло "Примой" - Михалыч с Костей подгребли на байде.

-- Мы думали, что с катамаранами что-то случилось, - пояснил Михалыч, - а потом поняли, что вы тут обедаете.

Люба ходила по лесу, выкапывая из-под снега брусничные листочки. Пыталась закинуть их в чай, но ее вовремя остановили:

-- Мы же тогда каждые полчаса останавливаться начнем, это ж мочегонное!
-- Как вы не понимаете, - обиделась Люба, - это дар природы, дыхание весны!
-- Может еще "Пургена"? С него вовсе легко задышится! - предложил Слава Муртазин.

Люба прибрала листочки до лучших времен. Пора отчаливать, миску наскоро протираю снежком. А дежурным еще котелки мыть.

-- Кто "Фэри" выпил? - роется в сумке Ошурков. - О, нашел!

Вечером встали на поляне без снега. В былые времена Адмирал бы забраковал такую стоянку - сыро. А сейчас: снега нет - уже хорошо! Разбили лагерь, натянули тент на всякий случай, хоть и небо расчистилось.
После ужина собрались у огня погреться, посушить носки да перчатки. Вечернее солнышко поднимает настроение, только одна беда -на гитаре лопнула первая струна. Я обещала взять запасные, но совсем про это забыла. Нет мне прощенья. У Игоря в запасе только 4-я, 5-я и 6-я. Если снять оплетку с четвертой струны, то получится вторая. Это почти первая. Вот я и нашла себе занятие на весь вечер. Села на складное Славино кресло и занялась разматыванием одной тоненькой проволочки вокруг другой.

-- А че, Игорь, мы сегодня песни не поем? - спросил Вова.
-- Не будет сегодня ничего, гитары нет. Всё! Струна лопнула! - наорал на него расстроенный Ошурков.
-- А я то здесь причем? - обиделся Вова. - Я и на гитаре-то не играю!
-- Теперь будешь - был вынесен Вове приговор.

Ошурков с горя ушел на берег и вперился взглядом в небо. Сегодня ясно и звезды хорошо видно.

Песен нет, зато неиссякаемый Вова Касьянов травит всякие байки про жизнь на подводной лодке. В наступающих сумерках едва различается силуэт Игоря на берегу. Он что-то говорит то тихо, то громко и раскачивается из стороны в сторону.

Мы забеспокоились:

-- С инопланетянами общается.
-- Не унесли бы.
-- Вон как качается, не упал бы в воду.
-- Она двигается!!!! - раздался вдруг из темноты голос Игоря.

Все как один подскочили и побежали к нему.

-- Ага, на нас идет.
-- Нет, она вправо сдвигается.
-- Это Сириус.
-- Нет, Марс.
-- Сникерс.

Траектория светила всем казалась разной. Наверное, в зависимости от амплитуды колебаний туловища и количества принятого за ужином. Затем каждый стал делиться своими астрономическими познаниями. С грехом пополам отыскали на небе Большую Медведицу и провели тест на остроту зрения. Почти все смогли увидеть маленькую звездочку по соседству со звездой на изломе ручки "ковша". Правда, подобные двойные звезды стали обнаруживаться и у других точек созвездия. Поняли, что это просто в глазах двоится.

Я, наконец, расплела струну. Но поставить ее сил не было.

-- Вот и наше дежурство закончилось, двенадцать уже, - объявил Леша Сериков.
-- Значит уже седьмое мая, День радио!
-- У Лехи Голикова день рождения!

Все, кто еще не спал, быстренько подтянулись к столу. Соорудив на скорую руку салат из рыбных консервов, наполнили кружечки, и выпили за здоровье именинника. Слава достал ракетницу и предложил дать залп. Грохотнув, метнулся в небо красный огонек, на что из палаток донеслась вялая ругань.

Еще немного повеселившись, расползлись по палаткам.

Мы с Лешкой еще немного посидели у костра и тоже пошли спать.

7 мая

Утром вставать не хотелось. Леша будил меня раз десять. Но поднять смогла только простая человеческая нужда, которую можно терпеть до определенной поры. Высунув ноги из палатки, услышала веселые комментарии к моим носочкам. Подумаешь, розовые с зелеными звездами. Подарил же кто-то? Зато они налезают поверх двух пар шерстяных носков. Я их только на ночь надеваю. Больше этот вязаный кошмар ни на что не годится.

Зачерпнув кружкой из котелка теплой воды, плетусь на берег умываться. Вода у берега покрыта толстой коркой льда. Пробив зубной щеткой полынью, чищу зубы и пытаюсь расклеить глаза, которые, не переставая, слезятся от дыма, ветра, и опухли наверняка. Зеркало не взяла принципиально, чтобы лишний раз не расстраиваться.

На завтрак что-то там опять с тушенкой и праздничный стаканчик. Поздравили Лешу с днем рождения, но банкет решили отложить на ужин.

С утра светит солнце. Течение очень слабое и сильный встречный ветер. Катамаран порой просто стоит на месте. В воздухе витает знакомый запах "Примы" - это байдарка мимо чешет.

-- Михалыч, пиво есть?
-- Есть в рюкзаке.
-- Так доставай!
-- А рюкзак же на вашем катамаране, - отвечает Михалыч.

Действительно мы все это время возили у себя огромный рюкзак, который не поместился на байдарке. Добыв по баночке ледяного пива, наслаждаемся жизнью. Люба опять достала из кармана гематоген и угощает всех. Откуда она его только берет в таких количествах?

За спиной слышны вопли. Катамаран капитана Махова нагоняет. Две Лены и Вова с Андреем, дурными голосами песни орут.
Стыковка. Идем рядом, касаясь бортами. Догоняет катамаран капитана Ошуркова. Еще стыковка, идем тройкой. Река широкая, места хватает. Впереди байдарка от нас уворачивается.

-- Михалыч, далеко не уплывай, скоро обед!

Подходящее место для обеда видно на левом берегу, на месте чьей-то недавней стоянки. Подстилки из свежего лапника и костровище.

-- Право - вперед, - командует Адмирал.

"Право" (Люба, то есть) не реагирует.

-- Оба - вперед!

В результате врезаемся носом в берег, Люба спрыгнув с рюкзака, бросает весло и пошла по берегу. Я, встав на мелководье, держу за раму катамаран, а Леша, пытаясь мне помочь слез в воду, где было еще глубоко. Полные сапоги воды набрал и штаны вымочил.

Скорее разводим огонь. Слава Муртазин новые носки шерстяные Лешке подает:

-- Вот, подарок тебе на день рождения!
-- Так, наливаете тогда, что ли!

Обед дежурные сварили не пожалев суповых пакетов. Солененький супчик получился.

Солнце сегодня радует, греет. После обеда разморило прямо.

На подстилке из лапника прилегли Игорь Ошурков и Вова Касьянов - сладкая парочка.

Лешка сушится у нодьи. Пришла Люба, оттеснила его, давай свои носки, перчатки раскладывать. Он поплелся к другому костру.

-- Отчаливаем через семь с половиной минут! - объявляет Адмирал.

Котелки помыты, продукты убраны, катамараны один за другим отходят от берега. У потухающего костра остался один Михалыч, а возле него открытая банка полная сгущенки.

-- Валера, а с этим что делать? - Спрашивает Михалыч, протягивая Николаеву банку.
-- А это тебе, Михалыч. Быстро доедай, и поехали!

Оставив на берегу озадаченного Михалыча, отчаливаем вслед за остальными.

По-прежнему сильный ветер. Иногда приходиться очень сильно грести веслами, чтобы хоть как-то продвигаться.
Вот за поворотом показалась деревня - это Безгодово. Причаливаем и бегом в магазин. В деревне купили водку, пиво и торт.
За деревней большой мост. Миновав его, ищем место для стоянки.

За четыре дня пути преодолели чуть больше 100 км по реке. До Усьвы еще километров 80 осталось. Туда за нами послезавтра должен приехать автобус. За один день сделать с нашей скоростью такой рывок - на пределе возможностей. Адмирал принимает решение оставаться здесь и связываться по спутниковому телефону с водителем, чтобы приехал за нами в Безгодово.

Разбиваем лагерь на левом берегу, на большой открытой поляне.

В нашей палатке Леша какого-то паучка обнаружил, и такой шухер сразу поднялся. Все бросились вещи перетряхивать, аэрозолями брызгаться, сами чуть не задохнулись.

Стол накрыт, кружки наполнены виски, которое было специально припасено к сегодняшнему ужину. Празднуем Лешин день рождения, не забывая про день радио.

Гитару починили (с применением опять же топора) и настроили. Песни у Ошуркова сегодня разудалые все, даже Адмирал в пляс пустился и Михалыч не отстает. Лена и Слава вальсируют вокруг стола.

Мимо нашей стоянки идут по реке катамараны и, глядя на наше веселье, кричат:

-- Это вы всю водку в Безгодово скупили?!

Отпираться бесполезно.

-- Да, - отвечаем, - и пиво тоже.

8 мая

Утро встретило солнцем и холодным ветром. После завтрака Николаев достал из заначки пиво, раздал всем по баночке.

-- А у меня в рюкзаке вяленая таранька есть, - вспомнил Михалыч.
-- Неси, - обрадовался Валера, - только быстро.
-- Как быстро?-удивился Михалыч.
-- Чтоб к вечеру здесь был!

Михалыч поплелся за рыбой. Таранька пришлась очень кстати, все с удовольствием жевались.
На вечер заказали в деревне баньку.

Катамараны сушим, разбираем, складываем. Михалыч с Костей байдарку разбирают. Николаев им кричит:

-- Михалыч, тащи свою байду к костру, ее жечь пора!
-- Рано еще, - пересчитывая заплатки в днище, отвечает Михалыч.

Весь день уговариваю Лену сходить помыться и погреться в бане

Леша Сериков пошел нас проводить. Безгодово - обычная умирающая деревня. Население - одни старики. Покосившиеся черные дома, падающая пожарная вышка, ржавая техника, как на кладбище автомобилей и фундаменты каких-то бывших строений.

-- Фильм "Сталкер" помните? - сказал Алексей глядя на весь этот пейзаж.

Во дворе нас встретила милая старушка, два здоровых гусака и драный серый кот. Отобрав полбанки пива у помытого Сереги, пошли в баню.

Прогреться, как следует, в бане не получилось, видимо за неделю холод пробрал до самых костей, да и топили мы ее, как выяснилось, с нарушением технологии. Но теплая вода в большом количестве - это все равно праздник.

Попросила у Лены зеркало:

-- Ты хорошо подумала? - спрашивает она.

Немного поколебавшись, решаюсь взглянуть на себя одним глазком. Лицо целиком в формат не поместилось, пришлось разглядывать фрагментами. В потемках предбанника все казалось не совсем уж плохо. Позднее, конечно, эти иллюзии рассеялись.

Назад шли медленно, расточая вокруг неуместное парфюмерное марево.
Из деревни вернулась Люба с двумя пакетами еды: хлеб, квашеная капуста. Говорит: угостили. Видимо от каких-то сплавщиков осталось.

Дозвонились до нашего водителя. Завтра утром будет автобус, отъезд назначен на 10 утра.
Вечер прошел тихо и трезво.

9 мая

Пасмурное утро последнего дня сплава. Дождь моросит.

Быстро завтракаем. У дежурных сегодня халява - разогрели остатки вчерашнего ужина.

Автобус приехал еще ночью и ждет у моста.

Носим вещи к автобусу. Пру на себе рюкзак, под ногами грязная жижа хлюпает. Идет на встречу Андрей Махов:

-- Легко ли тебе, девица, легко ли тебе, красная?

На счет "красная" это он в точку. Красные штаны, красный рюкзак, да и рожа у меня того же парадного цвета.

Водитель, жалобно просил не пить много пива, чтобы часто не останавливаться. Я думала после того, как он нас отвозил, мы его вообще больше никогда не увидим.

Традиционное групповое построение на мосту на фоне таблички "р. Усьва". Защелкали фотоаппараты, мигнули вспышки. Увековечились. Сели: кто в автобус, кто в газель и поехали.

Через пару километров, автобус вдруг остановился. Закипел, оказывается: сорвало шланг, тосол вытек. Починили быстро, залили воды и двинулись дальше.

В Усьве, где мы должны были закончить, по идее, наш сплав, остановились перекусить. Заказали в придорожном кафе полный обед: борщ, шницель, салат, водка, коньяк. О, вилочки! Культура, блин!

Выпили за День Победы.

Всю обратную дорогу дремали, и вели себя очень прилично, на радость нашему водиле.

В город въехали в 18.30. Травка зеленеет, весна, однако. У ворот Славиной конторы нас встречает охрана:

-- Вы чьи? Наши, что ли?
-- Да, Муртазины мы.

Во дворе стоят наши машины, оставленные здесь на сохранение. Разгрузив автобус, распихали вещи по своим багажникам. В нашей машине еще осталось свободное место.

-- Может кого-то подбросить? - предложил Леша Голиков.

Адмирал согласился. Стали укладывать его рюкзак и "сумочку".

Одна, вторая, третья багажник еле закрылся.

Прощаемся, обнимаемся и пожимаем друг другу руки, а расходиться не хочется. Благодарим Адмирала за то, что организовал нам такое незабываемое путешествие.

-- И вам всем большое спасибо, - кивает Валера, отступая на безопасное расстояние.

Рад, наверно, что все обошлось, и еще в первые дни похода его веслами не забили.
Что можно еще сказать? В прозе больше нечего, завершу стихами:

Ничего, что в этот май
Снегом встретил Пермский край.
Мы так просто не сдаемся,
По весне опять сорвемся.
Хоть на Усьву, хоть на Койву,
Только бы хватило пойла,
Чувства юмора и меры.
И терпенья у Валеры!

© 2007- DMS Карты России для GPS навигаторов Garmin