Пермская область
Туризм, отдых
Карты GPS

GPS Карты - Пермь Пермский край

купите gps навигатор, эхолот в нашем интернет-магазине
 Металлоискатели
 Клады
 Сплавы
Атлас в 1 см. 2 км. Генштаб в 1 см. 1 км. Генштаб в 1 см. 2 км.

Описания, рассказы, истории о сплавах по рекам Урала



Гнездо Леонтьевых сплавляется по Вильве 9-12 мая 2003 г.

автор: С. Леонтьев

Весенний сплав, в восприятии большинства туристов любителей, к коим мы и относимся, это не спорт и даже не просто плавание на надувных и прочих штучках (катамаранах, лодках, "байдах") по течению весенних речек, это нечто большее. Для меня - это активный не отдых даже, а черт знает что. Главный эффект, который меня привлекает, это - полное отключение сознания от текущих проблем, как больших, так и маленьких. Как только садишься в поезд голова очищается и ты полностью отдаешься мыслям о происходящем здесь и сейчас, да о том как ты будешь жить ближайшие 3-4 дня в диких природных условиях, как будешь иной раз бороться со стихией и даже за выживание (свое или чужое).

Для многих прожженных сплавщиков - это тоже своего рода отрыв. Но отрыв в котором значимую часть составляет "пьянка". Таких видно сразу. Через полчаса после того как электричка тронулась в путь многие из них уже "никакие". Их мы сторонимся. Мы, конечно, тоже употребляем водку, но в пределах необходимого. Для согрева и поднятия духа. Ведь частенько приходится идти (не плыть, а идти) или разбивать лагерь под дождем, снегом. Представь серое низкое небо с обложными тучами, дождик, слякоть под ногами, мокрые веревки и рюкзаки. Туман местами. Примерно в таких условиях прошел наш первый день - день заброски.

Процесс заброски на Вильву, самую интересную для туристов речку Пермской области, начинается с электрички до Комарихи. Выезжаем из Перми около 10 вечера, прибываем на станцию Комариха ближе к полночи. Выгружаемся, ждем утра когда подадут электричку на Чусовой. Кто спит в тесном вокзале, а кто жжет костерок неподалеку (деревня. можно.) неспешно ужинает, если дома не успел, пьет водку, лудит байки, поет песни. Мы пели песенки, иногда замахивая чарку водки поднесенную гостеприимными хозяевами костра. С рассветом грузимся в поданный состав и отрубаемся. Спим до Пашии (электричка идет до Чусовской, а там постояв и сменив номер едет в Н.Тагил). Кстати, на 9 мая сплавляющегося народу, как правило меньше. А вот на первомайский сплав все погрузки выгрузки связаны с давкой и спешкой занять места. Практически вся электричка забита сплавщиками и их многочисленными пожитками. После Пашии начинаем готовиться к выгрузке на ст.Теплая гора.

В Теплой горе, небольшом поселке деревенского типа, но с клубом и магазинами, нас, идущих на Вильву, оказывается 28 человек, - как раз на одну машину. Машина нашлась быстро. Точнее уже стояла и ждала. Для местных сплавщики - дополнительный доход. Кое-кто еще затарился водкой и мы поехали. Машина - открытая. Дождик периодически заставляет прятаться под полиэтилен, накидки, у кого что есть. Наши спутники активно согревают себя водкой. Беспокойное соседство! Дорога постоянно повышается, облака становятся ниже, сливаются с туманом.

Проезжаем границу Европы и Азии, о чем свидетельствует придорожная стела. Здесь обязательная остановка с небольшим променадом (едем уже почти час). Еще через часика полтора, проехав пару вымирающих деревушек, прибываем к заветной цели. Вот он берег Вильвы близ п.Нововильвенского! Выгружаемся под дождем. Девчата, их четверо, готовят что-то типа обеда, перекидывают продукты из рюкзаков в пару общих мешков. Рюкзаки привязываются в качестве сидений, а продукты вяжут посреди рамы (не для сидения). Мы, мужики, а нас двое (вечно, когда пахать надо мне достается численное меньшинство относительно женщин!), собираем катамаран.

Пока мы вдвоем заправляем, накачиваем гондолы, собираем раму, привязываем гондолы к раме, проходит около 4-х часов. За это время два раза занимался дождик. Солнышко не выглянуло. Девчонки сготовили нехитрые бутерброды и запарили "взрывпакеты", то есть "быстросупы". Перекусили. Водка почему-то не лезет. Хотя погода располагает. Вся одежда влажная. Видать соседи отбили всякую охоту. А может я просто "наверное съел чего-нибудь..". Начали вязаться, что означает привязывать рюкзаки к раме над гондолами, и огромный как оказалось мешок с продуктами - к сделанному мною из жердин подобию палубы-багажника посреди рамы. На фото сия конструкция, более менее, видна. Да, совсем забыл, венчает эту кучу хлама гитара. "А теперь со всем этим хозяйством мы попытаемся взлететь.." :)

К тому времени как мы подтащили наше судно к линии, практически все команды уже стартовали. Остались мы и еще пара экипажей из пьяной компании. Как-то они уже под- протрезвели и мимо весел, слава богу, не промахивались. Суровая природа быстро протрезвляет.

Следует отметить одну техническую деталь. Гондолы катамаранов сделаны из тентовой ткани и это значит, что о каменистый берег или торчащие коряги они вполне могут порваться и, как следствие - внутренние баллоны теряют герметичность, и соответственно, катамаран теряет плавучесть. Посему таскать его надо поднимая над грунтом и ни в коем случае не тащить волоком, иначе рискуешь потерять несколько часов на заклейку пробоины. А катамаран, зараза, после того как к нему все барахло привязано весит - будь здоров! Поэтому, как правило рюкзаки, как более легкие, привязывают к раме на берегу, а вот продуктовый кулек и ему сопутствующие причиндалы, уже опустив часть судна в воду. Дабы меньше напрягаться с тасканием. В общем, все это времяемкое занятие. А проделывать его приходится каждый день - при разбивке лагеря и при сворачивании.

Итак, заканчивая вязку стоя в воде, успеваю вспотеть, так как уже облачился в резиновые штаны и чулки.

Ну с богом! Сталкиваем катамаран в поток, по очереди запрыгивая на свои места. Поехали! И наш, никогда вместе не ходивший экипаж, трогается в путь. Сладостный, так долго предвкушаемый миг со вздохом облегчения.

Стоит сказать несколько слов о нашем экипаже.

/Мы заставляем Леху сфотографироваться на память (а вдруг не вернется...) /
/Оксанка - в шляпе. За ней - Лена. Леха - в центре. Мышь - в белой футболке. ваш покорный слуга - справа/

Нас - две семейные пары, одна девушка из нашей компании и жена друга нашего друга, с которой мы раньше знакомы и не были. Я и моя супруга, Галя бывали на весенних сплавах 3-4 раза. на Вильве ни разу не были. Леша, большой и рассудительный, ходил в походы много раз, в том числе на Вильву, но давно. Жена его, Лена, мягкая домашняя и тихая, сплавлялась один раз и тоже очень давно. Мышь, это кличка Наташи из нашего Гнезда, учитель истории, но несмотря на это жизнерадостная, вообще никогда не ходила в походы, но очень загорелась нашей авантюрой. Мы назначили ее стюардессой - каптенармусом, должен же кто-то наливать пока остальные гребут. Оксана - давнишняя туристка, как и Леша. Общительна и смешлива. Тоже бывала на Вильве, но тоже давно.

Капитаном, естественно, стал Леша. Он и самый старший, и опытный, и бард авторитетный! Я - типа старпом. Но поскольку у Леши вдруг проснулся пространственный маразм, он путает лево и право, то командовал кому грести, кому табанить я. Мы с Лешей сидим сзади, поскольку именно сидящие сзади обеспечивают максимальную маневренность судна. А маневренность критична при прохождении валов, когда нельзя дать судну стать боком к волне. Вот такой экипаж.

Старт происходит около 5 вечера. Дождик кончился и даже изредка просвечивает солнышко. Кругом покой и благодать. Первый ходовой день короткий. Обычно, все команды чуть не доходят до Нырка и ставят лагерь. Мы поступаем также, пропустив всех вперед, мы идем последними. Не спеша, дав возможность всем потерять нас из вида. Наша мысль, не догонять "аглоедов", как мы прозвали эту пьющую братию, а стать чуть вдалеке от них дабы они не досаждали нам пьяными приставаниями к Лехе попеть, а к девчонкам позаигрывать. Так решило большинство. Я же беспокоился, что среди нас нет проводника достаточно хорошо знающего реку. Поэтому был склонен первый лагерь все-таки разбить с "аглоедами". Среди них был один многоопытный водник. Он хотя и был несколько навязчив, но, за то, у него была карта реки. Дело в том, что для безопасного прохождения серьезных водных преград, практикуется причаливать за несколько сотен метров до преграда и сходить ее осмотреть дабы принять правильное решение о порядке преодоления оного. А мы толком не знали где необходимо причалиться. Плюс к этому мне было бы спокойнее если бы на берегу кто-то стоял на страховке. Поэтому я переживал за этот момент. Ведь экипаж наш не сбитый, - вместе никогда не ходили.

Но судьба распорядилась по своему. Уже ближе к закату мы подошли к мосту, который показался нам очень низким. Единственный высоки просвет захламляла застрявшая елка. Мы зачалились, чтобы посмотреть возможные проходы поближе. Иначе мы рисковали быть скинутыми с катамарана низким мостом. Осмотревшись мы решили заночевать, а утром обнести мост. Хотя с другой его стороны спуск к воде был отвратительный, но делать было нечего.

Ставим лагерь прямо рядом с мостом на небольшой насыпи, выдающейся в воду, этакий полуостров. Место живописное. В поисках сухостоя я порвал резиновые штаны прямо, извиняюсь, в промежности. Придется клеиться. Но для начала надо высушиться. сушимся уже в темноте вовремя и после ужина. Сушить приходится руками. Махая мокрой вещью над костром или рядом. И в этот момент начинается ливень. Досушились! Накрываем груду продуктов рядом с костром полиэтиленом. Идем спать. Только предварительно Леша устраивает ритуал вызова хорошей погоды. Мы стаем кругом взявшись за руки, сосредоточиваемся на мысли, что наши посылы с заказом юго-западного ветра объединяются между нами и мощным столбом пронзают низкие тучи.

Досушиваем вещи утром. Солнце палящее. Я клею штаны. Зеленых заплаток нет. Приходится клеить розовую. Смешно. Я теперь похож на гамадрила. Тем временем мимо нас проходит еще один экипаж на четверке (4-хместный катамаран), они остановились на ночлег еще раньше нас. Елку из под моста уже унесло и они спокойно вписываются в пролет. Ура! Значит нам не надо обносить. Стартуем где-то около 3-х. Это безобразно поздно! Сказывается отсутствие опыта и большое количество вещей. Нельзя так много жрать! А мы и не жрем кстати, просто взяли с огромным запасом . Домой с нами уедет почти половина продуктов. Мы практически не обедаем днем. Так. Пара бутербродов под выпивку. Не хочется есть. Не знаю почему. Видимо возбужденность. А может, черпаешь энергию из окружающей природы.

В общем, стартуем, благополучно проскакиваем под мостом лежа на раме. Далее, Леша по ходу, устраивает небольшие учения. Повороты, развороты... Едем. Знаем, что где-то, скоро должен быть Нырок.

Нырок - это самое интересное место. Из себя он представляет несколько идущих подряд стоячих валов, иногда даже с "бочками". Высота Вала при большой воде достигает двух с половиной метра. Считается, что это самое сложная преграда в Пермской области. Но где же он? Когда чалиться для осмотра? Как мы и опасались, открылся он нашему взору неожиданно за очередным поворотом, когда чалиться уже было поздно. Аглоедов нет - уже ушли. Никто не подстрахует. Зато видим, что валы не такие уж высокие, метра полтора всего. Для нашего «парохода», который мы кстати прозвали Першерон (английская тяжеловозная порода лошадей), это не страшно. Принимаем решение (а куда деваться?) проходить с ходу. Всем скомандовали слезть с рюкзаков, сесть непосредственно на гондолы, обхватив их ногами. Дабы «не выпасть из седла».

Пошли! Всплеск адреналина. С богом!

Первая серия валов.

Сначала судно слегка врезается в бурлящую волну, потом тебя подымает, затем бросает вниз в следующий вал. В него морда катамарана врезается уже сильнее - передних обдает брызгами полностью. Снова поднимает, снова бросает. В это момент судно пытается развернуться. Командую табанить правым. Оксанка, сидящая спереди не слышит - гребет вперед. Приходится ее перегребать, отыгрывая поворот. Нормально. Никто даже не заметил. Мы с Лешкой хорошо чувствуем воду и друг друга. не приходится говорить друг другу ни слова. Просто идем. Следующая партия валов. Тоже прекрасно. Качает лучше чем на качелях. Солнышко, брызги. Девчата визжат от перевозбуждения. Никто и не думает пугаться. Прекрасно.

Проходим основные валы. небольшой спокойный участок. Берег ровный. Здесь все чалятся у памятника. Мы тоже чалимся. Выходим на берег. Кто промок, меняет одежку. Идем к памятнику из металла в виде носа байды стоящей вертикально. 3 пацана и девчонка. Насколько мне известно умерли от переохлаждения после того как "кильнулись". То ли вещи со спиртом и сухой одежкой у них унесло, а никто не страховал. То ли травмы получили и смогли только выплыть на берег, а ходить не могли. Не знаю. Знаю, что до ближайшего населенного пункта не один десяток километров.

Пока жена моя переодевается мы с Лехой учиняем посвящение Мышки в сплавщицы.

Ритуалы придумывать, это мы мастаки! На фото Леша именно это и проделывает. с важным видом, высокими словами он, аки мечом, посвящает Мышь с помощью весла. Потом дает веслом под зад, и подносит чарку на весле. Пей до дна! пей одна!

Потом выпиваем по 50г уже все вместе. Мышке, да и всем девчонкам Нырок понравился. "Еще хотим!" Некоторые заядлые сплавщики в этом месте снимают с катамарана все вещи и тащат судно вверх по течению, снова проходят Нырок, снова тащат вверх. И так пока не надоест.

Мы же, поскольку вышли поздновато, едем дальше. Хорошо!

Тут я должен извиниться, ибо дальнейшее повествование не возможно без очень русского слова "жопа". Леша его любит. Действительно фонетически оно бесподобно! А семантически! Какое еще слово в русском языке обладает такой смачностью и многогранностью!

А дело вот в чем.

После Нырка девчонки раздухарились и желали покачаться на каждом маломальском валу. Мы же с Лехой, как более рассудительные товарищи, не всегда дозволяли им рулить к тому или иному валу. Так как они бывают разные. И в некоторых из них бывают либо камни, либо стволы с сучками о которые можно запросто пропороть гондолы. Это не всегда видно издалека. Но часто по характеру течения можно определить, откуда взялся тот или иной вал. Когда есть подозрение, что там камень или бревно или еще какая гадость, мы решительно проходили мимо.

Отсюда родилось словосочетание "подозрительная жопа".

Сначала, когда после Нырка мы шли по шаверам, это когда подряд идет много стоячих валов, где-то с километр, все было замечательно. Настроение у всех приподнятое. Мы смело бросались в каждый вал. Потом шаверы кончились. Лишь изредка попадались одинокие или парные валы. Вот тут-то и началась охота за валами. Сцена каждый раз, с небольшими вариациями, разворачивалась примерно такая.

- Вон! Вон вальчик! - кричит кто-нибудь их девчонок.

- Там может быть коряга. - отвечает кто-то из нас с Лехой.

- Ну поплыли! А?..

- Ну ладно. В эту можно.

Подгребаем. Вонзаемся. Брызги. Визги. Галка с Оксанкой мокрые и счастливые.

Удивительное дело. Именно сидящие спереди получают наибольшее количество воды в морду. И именно они каждый раз больше всех ратуют за очередной мало-мальски значимый вал.

- Вечно Вам надо в какую-нибудь жопу залезть!

После этого тот же диалог стал повторяться уже по-другому.

- Вон! Вон жопа! - кричит кто-нибудь их девченок.

- Там может быть бревно. - отвечает кто-то из нас с Лехой.

- Ну поплыли! А... Такая замечательная жопа!

- Ну ладно. В эту можно.

...

Вот так и плыли дальше.

Второй ходовой день закончился причаливанием на очень уютной опушке с уже приготовленной кем-то раньше «сухостоиной». Погода благоволила. Вечер был наиудачнейший. Правда песен почему-то так и не пели. За то мы с Алексеем просидели до 4-х утра за разговором. И не заметили даже, что ночью были заморозки.

А утром мы хотели встать пораньше. Часов в 9 в 10. встали - то мы действительно около 10, но делали это очень долго. Передвигались как сомнамбулы. В результате стали на воду только в час. Кошмар!

К середине дня. Хм. К середине ходового дня, ибо это было около трех мы пришли к деревне Вильва. Или еще ее называют старая Вильва.

По замыслу мы должны были здесь сниматься. Число-то 11-е, завтра на работу. Но что-то всем так не захотелось уходить с этой замечательной реки, что я ломаюсь, машу рукой и мы едем дальше. Слава богу на работе этот мой безответственный поступок остался без последствий.

А так пришлось бы разбирать катамаран, сушить, искать мужика с грузовиком, договариваться с ним, платить, трястись до Пашии, там ждать электричку до Чусового, в Чусовом ждать ночной поезд в Пермь.

А так, мы заправились водой из колодца-журавля и дошли на следующий день почти до самого Чусового. Там выброска гораздо легче.

3-й ходовой день ознаменовался очень долгим переходом. Мы догнали аглоедов. Они сказали, что чтобы завтра успеть на чусовскую электричку, сегодня надо дойти как минимум до усть-Вижая.

Как мы долго шли! Уже смеркалось, холодало, а заветного устья все невидно. Усть-Вижай мы с супругой знали хорошо. Мы там бывали, когда сплавлялись по Вижаю. Красивое место.

И как мы обрадовались, когда на знакомой поляне оказались бревнышки.

Классно! Мы быстро расположились перекусили, подсушились и легли спать. Завтра действительно рано вставать. На пятый день никто уже не мог рассчитывать. Хотя, хотелось бы.

Последний ходовой день был коротким. к часу мы добрались до финиша - небольшой полянки рядом с железной дорогой.

До электрички часа полтора. Успеваем разобраться, высушиться, упаковаться, сварить макароны по-флотски на газовой горелке. Все! Электричка. Едем 15 минут - Чусовой. Выгружаемся. Располагаемся как цыгане на привокзальной площади, жуем макароны. Пьем пиво. Какое наслаждение! Пиво. Четыре дня без пива. Жара. А тут - пиво из холодильника! Уау!!!

Собственно и все. Стоит отметить, что здесь, пока ждали электричку, Леша второй раз взял гитару в руки. Все с удовольствием слушали. Всю оставшуюся дорогу он пел. Кто-то спал. Кто-то подпевал. Кто-то опять нажрался водки.

А Леша пел.

Хорошо.

Город встретил нас толчеей, угаром и головной болью. Обратная акклиматизация заняла почти два дня.

А отоспаться я не могу до сих пор.

© 2007- DMS Карты России для GPS навигаторов Garmin